перезвонить
Пн - Пт с 9:00 до 19:30
Сб с 10:00 до 16:00
Вс - выходной

корзина

МИКРОИГЛЫ И ИХ ОСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДЕРМАТОЛОГИИ

МИКРОИГЛЫ И ИХ ОСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДЕРМАТОЛОГИИ

IMRAN MAJID, GOUSIA SHEIKH

МИКРОИГЛЫ И ИХ ОСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДЕРМАТОЛОГИИ

PRIME, 2014. SEPTEMBER 15

 

Микроигольчатая терапия (Microneedling), первоначально известная как транскутанная индукция синтеза коллагена (percutaneouscollageninducion- PCI), является хорошо документированным методом лечения атрофических шрамов от угревой сыпи и омоложения кожи. Терапевтические показания для применения этого метода лечения увеличились за последние несколько лет, и включают чрескожную доставку лекарств, лечение периорбитального меланоза, старческого кератоза и шрамов ветряной оспы. В сочетании с другими методами, например, фотодинамической терапией, микроигольчатая терапия позволяет получить идеальные результаты.

Микроиглы (Microneedling) как термин означает применение игл или микроигл для достижения терапевтического эффекта. Техника микроигл была впервые применена Fernandes в 2006 году [1]. До этого Orentreich и др в 1995 году сообщили об успешном использовании игл при лечении угревой сыпи [2]. В 1997 году A. Camirand и J. Doucet осуществили коррекцию рубцов с помощью аппарата для татуажа, пытаясь разрыхлить ткани рубца множественными уколами [3]

Применение микроигл для лечения рубцов постакне были описаны во многих клинических работах [4, 5, 6].

Принцип метода с использованием микроигл

Идея метода состоит в том, что прокалывание рогового слоя приводит к высвобождению факторов роста, инициирующих неоколлагенез и неоваскуляризацию. Эти факторы роста, как полагают, ответственны за успех применения процедуры при лечении рубцов и фотостарении. Для объяснения механизма действия микроигл были предложены две гипотезы.

? Регенерация и обновление в ответ на образование микроканалов. Сама процедура предполагает образование тысячи микроканалов или крошечных ран в папиллярных слоях дермы при прокалывании эпидермиса. Микроканалы создают сливающуюся зону поверхностного кровотечения, действующую как сильный стимул для выхода различных факторов роста, таких как фактор тромбоцитарного роста (PGF), трансформирующего фактора роста альфа и бета (TGF-α и TGF-β), фактора роста фибробластов (FGF), которые инициируют нормальный процесс заживления ран, стимулируют миграцию и пролиферацию фибробластов, способствующую синтезу коллагена [5, 7].

? Производство тока повреждения. Liebl предположил, что, при проникновении микроиглы в кожу, в клетках возникают токи повреждения [8]. Токи запускают каскад факторов роста, стимулирующих процессы заживления [9]. Эта гипотеза, основанная на генерации биоэлектричества, была доказана Jaffe [10]. В состоянии покоя внутренняя поверхность мембраны клеток эпидермиса имеет отрицательный электрический потенциал -70 мВ, тогда как интерстиций и эпидермальная поверхность имеют положительный потенциал. Повреждение эпидермиса приводит к высвобождению калия и белков внутри клеток эпидермиса и дальнейшему снижению электрического потенциала до -120 мВ и ниже. Это приводит к увеличению разности потенциалов между внутренней частью клетки и внешней средой. По мнению авторов, именно эта разность потенциалов вызывает миграцию фибробластов к месту повреждения, где они пролиферируют и синтезируют коллаген [10].

Инструменты, используемые для процедуры

Оригинальный инструмент, используемый для процедуры, известен под названием «дермаролеер». Дермароллер это простой ручной инструмент, состоящий из ручки с цилиндрическим роликом, усеянным стерильными иглами из нержавеющей стали длиной 0,5-2 мм. Как правило, поверхность аппликатора имеет 192 иглы, расположенных на одинаковом расстоянии друг от друга. Для того, чтобы достичь равномерной глубины проникновения, иглы размещены под наклоном 15 градусов по отношению к поверхности роллера. Микроиглы синтезируются с использованием технологии реактивно-ионного травления кремния или изготавливаются из медицинской первоклассной нержавеющей стали. Для достижения терапевтического эффекта, цилиндр с шипами из игл прокатывается по коже в разных направлениях.

В настоящее время появились различные модификации дермароллера, что позволило значительно расширить область его применения. Дермароллеры для ухода за кожей в домашних условиях, с иглами длиной менее 0,1 мм, были разработаны для трансдермальной доставки веществ, препятствующих старению, таких как липопептиды и другие. Однако нет никаких научных исследований, фиксирующих эффективность этих устройств для различных показаний. Другая модификация представляет собой миниатюрную версию дермароллера, под названием «dermastamp» (дермоштамп). Манипула имеет иглы длиной 2 мм и диаметром 0,12 мм. Dermastamp используются при лечении локализованных рубцов, например, от ветряной оспы.

Процедура микроигольчатой терапии

Процедура обычно выполняется с использованием местного обезболивающего средства. Крем, содержащий эвтектическую смесь лидокаина и прилокаина/тетракаина, наносится не менее чем за 45 минут до начала процедуры. Длина иглы выбирается для конкретного пациента и зависит от показаний. Для лечения акне и других видов шрамов, длина иглы должна быть выбрана соответствии с глубиной рубца. Однако, как правило, для акне и других рубцов, используются иглы длиной 1,5?2 мм. Аналогичным образом, при использовании метода для лечения старения, длина иглы должна выбираться исходя из глубины морщин, в целях достижения дермального слоя. В этом случае, рекомендуется использование игл длиной 0,5?1,0 мм.

После достижения анестезии, участок кожи, подлежащий обработке, промывают солевым раствором, а затем этанолом. Манипулу держат в правой руке, как карандаш, и прокатывают в трех различных направлениях на обрабатываемой поверхности. В случае рубцов, каждый шрам идентифицируется, и процедура выполняется после мягкого растяжения кожи левой рукой. В результате описанных манипуляций на коже образуются микронадсечки. Кожа после процедуры обрабатывается физиологическим раствором, и при необходимости, в течение 3-4 дней пациент может использовать крем, содержащий антибиотик, для обработки зоны воздействия. Рекомендуется в этот период использовать солнцезащитный крем и воздержаться от длительного нахождения под солнцем. Небольшие точечные повреждения кожи заживают в течение 2-3 дней без каких-либо осложнений.

Процедуру повторяют через 4-8-недель. Обычно, для достижения желаемого эффекта, требуется несколько процедур. Желаемый результат не может быть получен сразу, т.к. необходимо 3-6 месяцев для формирования нового коллагена [11, 12]. Результаты могут быть улучшены, при условии использования качественных инструментов и соблюдении пациентом всех полученных рекомендаций.

Применение микроигольчатой терапии в дерматологии

Хотя данная технология была первоначально предложена в качестве метода лечения шрамов и морщин, область ее применения была расширена. В настоящее время этот метод применяется для омоложения кожи лица и трансдермальной доставки биологически активных веществ [6, 13, 14, 15, 16].

Коррекция шрамов

Лечение рубцов остается проблемой для практикующих врачей-дерматологов. Рубцы по-прежнему доставляют много страданий для пациента, особенно когда речь идет о лице в молодом возрасте. Рубцы постакне, помимо косметического увечья, приводят к психологическим проблемам в этой возрастной группе [17].

Для лечения рубцов постакне используют различные методы: хирургические (метод «компостерного» (эллиптического) иссечения (punch excision), подрезание кожи под рубцом (subcision)), техники шлифовки (дермабразия, аблативная лазерная шлифовка, химический пилинг), неаблативное лазерное лечение, подкожные инъекции коллагена и аутологичной пересадки под зону поражения жировой ткани [18]. Каждый из этих методов имеет свои переменные клинические успехи и осложнения, и на сегодняшний день ни один из них не является универсально эффективным для лечения шрамов от угревой сыпи.

Разнообразие рубцов постакне проявляется широким диапазоном не только клинических, но и морфологических особенностей, которые важно учитывать при планировании терапии. Рубцы бывают узкие-широкие, глубокие - поверхностные, сколотые, ямкообразные, волнистые, кратерообразные, блюдцеобразные и т.д. В зависимости от общей тяжести рубцевания, независимо от индивидуальной морфологии, рубцы делят на четыре группы [19]. Выбор лечения в значительной степени зависит от морфологического типа, а также от степени тяжести рубцевания [20,21].

Как и любая другая процедура, микроигольчатая терапия имеет свои ограничения в лечении атрофических шрамов от угревой сыпи. Некоторые морфологические типы рубцов, такие как ямкообразные, линейные, глубокие кратерообразные менее чувствительны к этому виду лечения. Кроме того, рубцы высокой тяжести, а именно 4-й степени по классификации G. J. Goodman и J. А. Baron (2006), реагируют на лечение менее чем удовлетворительно. Тем не менее, терапия микроиглами может использоваться совместно с хирургическими процедурами для улучшения результатов лечения глубоких рубцов [4].

Существует целый ряд преимуществ в использовании микроигл для лечения последствий угревой сыпи. Данная процедура безопасна при всех фототипах кожи. Дополнительные преимущества включают в себя более низкую стоимость, сравнительную простоту общей процедуры, не требующей длительного восстановительного периода [11]. Дермароллер может быть использован в областях, которые не подходят для пилинга или лазерной шлифовки, например, для кожи вокруг глаз [13]. Обработанный мезороллером участок не будет отличаться от прилежащего кожного покрова, как это обычно наблюдается после других восстанавливающих поверхность кожи процедур. Это означает, что специфические области рубцов можно лечить без необходимости воздействия на все лицо [14]. Нет риска развития фоточувствительности или поствоспалительной дисхромии, так как эпидермис и роговой не удаляются [10,21]. Риск инфекционного заражения отсутствует, так как микроотверстия, создающиеся во время процедуры, закрываются немедленно.

Побочные эффекты

Некоторые побочные эффекты были зарегистрированы при микроигольчатой терапии. Они включают в себя боль во время процедуры, переходные эритему и отек, и послевоспалительную гиперпигментацию (PIH) [21]. Существует риск образования рубцов в височной области, в областях скуловой дуги и лба при использовании длинных игл или при сильном давлении. В связи с этим следует проявлять осторожность, и при обработке шрамов над костными выступами рекомендуется использовать иглы меньше, чем 2,0 мм [22].

Клинические данные

Результаты клинических исследований, опубликованные в научных источниках, подтверждают благоприятный клинический и гистологический ответ в коже после воздействия микроиглами [3, 4, 11]. Leheta T с соавторами показали, что эффективность метода микроигольчатой терапии при лечении атрофических шрамов от угревой сыпи сравнима с действием 100%-ной трихлоруксусной кислоты (ТСА). Однако метод с микроиглами имеет дополнительные преимущества, а именно, безопасность, сокращение времени простоя и меньшая частота PIH по сравнению с ТСА. Микроиглы также более эффективны при лечении рубцов волнистого (rolling) типа [22].

Aust и др проанализировали результаты микроигольчатой терапии у 480 пациентов, с различными показаниями, включая шрамы, морщины, и растяжки [11]. Для 20 из 480 пациентов была выполнена гистологическая экспертиза. Было показано, что улучшение состояния кожи наблюдалось в 60-80% случаев, гистологические исследования продемонстрировали значительное увеличение депонирования коллагена и эластина в течение в 6 месяцев и 40% утолщение рогового слоя через год после воздействия [11].

MajidI, в клиническом исследовании атрофических лицевых шрамов различной этиологии показал, что микроигольчатая терапия действительно является эффективным методом лечения рубцов и улучшения внешнего вида лица [4]. Результаты исследования были проанализированы с использованием объективных критериев классификационной системы Goodman-Baron. Снижение степени тяжести рубцовой ткани, по классификации Goodman, Baron, до 2-й или 1-й степени оценивали как «хорошо» и «отлично» соответственно. Исследование показало, что хорошие и отличные результаты наблюдались у 88,7% (32/36) пациентов, страдающих атрофическими лицевыми рубцами. Было отмечено, что рубцы волнистого типа лучше всего поддаются терапии микроиглами, в то время как ямкообразные шрамы наиболее устойчивы к этому варианту лечения. Однако, достоверность терапевтического эффекта не была оценена статистически, так как среди пациентов с различными степенями тяжести шрамов от угревой сыпи было всего несколько пациентов со шрамами четвертой степени тяжести. Никаких существенных побочных эффектов у пациентов не наблюдалось, за исключением поствоспалительной гиперпигментации у одного пациента.

Для достижения максимальных результатов, метод микроигольчатой терапии может использоваться в сочетании с другими методами лечения постакне, такими как субцизия, химический пилинг, микродермабразия, и фракционная шлифовка [13]. Leheta с соавторами в рандомизированном исследовании обнаружили, что сочетание метода микроигольчатой терапии с 20% ТСА для лечения атрофических шрамов от угревой сыпи позволяет получить результаты, сравнимые с результатами глубокого пилинга с использованием фенола [24]. Аналогичным образом, Sharad J, сообщил об отличных результатах без негативных эффектов в лечении последствий угревой сыпи, особенно осложненных PIH, сочетанным воздействием микроиглами с последующим пилингом 35% гликолевой кислотой [25]. Для получения лучших результатов терапия микроиглами также может применяться совместно с фракционной лазерной абляцией CO2 или Er:YAG лазером. Тем не менее, комбинировать методы нужно с осторожностью, особенно при лечении пациентов с темной кожей (тип IV-VI) из-за высокого риска гиперпигментации после процедуры. Для таких пациентов, 2-х недельный перерыв между процедурами микроигольчатой терапии и лазерной шлифовки может уменьшить этот риск. В недавнем исследовании воздействие микроиглами сочетали с пилингом 15% ТСА и субцизией для лечения от умеренной до тяжелой угревой сыпи. Для большинства пациентов со шрамами от угревой сыпи четвертого класса (62,5%) были достигнуты отличные результаты, для 31,8% пациентов со шрамами от угревой сыпи третьего класса удалось добиться хороших результатов в сглаживании рубцов и снижении степени тяжести на две ступени [26].

Кроме лечения шрамов от угревой сыпи, микроиглы успешно используется при лечении шрамов от ветряной оспы и постгерпетических лицевых рубцов [4, 27].

Гипертрофированные и ожоговые рубцы

Метод микроигольчатой терапии нашел свое место в лечении гипертрофических и ожоговых рубцов. Aust c соавторами использовали чрескожную коллаген индукционную терапию, проводимую с помощью устройства Roll-CIT (Vivida, Cape Town, SA), для лечения 16 пациентов со шрамами от ожога. По субъективной оценке со стороны пациентов наблюдалось общее улучшение примерно на 80% [11]. Авторами документально подтверждена нормализация соотношения коллаген/эластин в матрице дермы через год наблюдения за этими больными. В другом исследовании, на гипертрофированных шрамах от ожога, Kim с соавторами показали эффективность метода микроигольчатой терапии с использованием мезороллера «dermastamp» [28]. Однако, прежде, чем микроиглы могут быть рекомендованы в качестве варианта лечения гипертрофических рубцов любой этиологии, необходимы клинические исследования, выполненные на больших группах населения.

Омоложение

Мезороллер является популярным инструментом для антивозрастной терапии, поскольку в отличие, например, от лазера не вызывает значительных повреждений эпидермиса, стоит значительно дешевле и почти не требует реабилитации. Лечение может быть выполнено в условиях кабинета, не нуждается в какой-либо долгосрочной специальной подготовке и дорогостоящем оборудовании. Использование мезороллера для усиления косметического эффекта через индукцию синтеза коллагена и повышение проникновения биологически активных веществ было хорошо описано [1, 28].

Трансдермальная доставка лекарственных средств

Метод трансдермальной доставки лекарственных препаратов становится популярным во всем мире. Этот способ доставки лекарств осуществляется в обход процессов, связанных с функционированием желудочно-кишечного тракта и метаболизма печени и, следовательно, является более последовательным и надежным средством доставки лекарственных средств, чем при пероральном пути. По сравнению с внутривенными инъекциями, трансдермальная доставка лекарственного средства является более безопасной и менее болезненной. Однако его большим недостатком является то, что только препараты с низкой молекулярной массой (MW) могут проникать в эпидермис интактно. Для того, чтобы преодолеть это ограничение, были разработаны как аппаратные методы внутри-эпидермального введения веществ, например, ионофорез, ультрафонофорез, электропорация, так и трансдермальные терапевтические системы [30-39]. В 1998 году было показано, что микроиглы облегчают проникновение лекарственных препаратов с высокой молекулярной массой через роговой слой [40-43] и волосяные фолликулы [44-46]. Микроиглы создают микропоры в эпидермисе, не задевая кожные нервные окончания. Микропоры способствуют увеличению проницаемости кожи для многих соединений, начиная от небольших химических веществ [47] до молекул нано размеров, используемых в генной векторной терапии [48]. Микроканалы являются обратимыми по своей природе и закрываются в течение нескольких часов после микропорации. Время жизни канала зависит от длины микроиглы. Обратимый характер микроканалов используется для контролируемой доставки косметических средств/терапевтических соединений [49].

Восстановление волосяного покрова

Мезороллер способствует улучшению кровообращения волосистой части головы, что позволяет сократить проявления наследственной и очаговой аллопеции, а также стимулировать рост новых волос. Dhurat с соавторами на основании результатов лечения 100 больных с андрогенной алопецией утверждают, что сочетание микроигольчатой терапии с миноксидилом позволяет улучшить терапевтический результат, полученный при использовании только миноксидила. Авторы показали статистически достоверное улучшение показателей роста волос через 12 недель у больных, получавших сочетанную терапию [50].

В другом клиническом исследовании, проведенном Chanrashekar BS и другими, показан хороший терапевтический эффект при лечении резистентной очаговой алопеции методом микроигольчатой терапии в сочетании с местным применением триамцинолона ацетонида в концентрации 10 мг/ml [51].

Заключение

Метод микроигольчатой терапии, недостаточно часто использующийся в лечебной и косметологической практике, может служить в качестве дешевой альтернативы фракционной лазерной шлифовке в нескольких показаниях. Показания к применению этого терапевтического метода становятся все более разнообразными, и их количество со временем будет увеличиваться.

Рисунок 1 (А) Волнистые рубцы акне на лбу, и (B) отличный результат ответ после четырех процедур микроигольчатой терапии.

Рисунок 2 (А) Волнистые рубцы акне на щеке, и (В) разглаживание шрамов после трех процедур микроигольчатой терапии.

Литература
Fernandes D. Minimally invasive percutaneous collagen induction. Oral Maxillofac Surg Clin North Am 2005; 17(1): 51–63 Orentreich DS, Orentreich N. Subcutaneous incisionless (subcision) surgery for the correction of depressed scars and wrinkles. Dermatol Surg 1995; 21(6): 543–9 Camirand A, Doucet J. Needle dermabrasion. Aesthetic Plast Surg 1997; 21(1): 48–51 Majid I. Microneedling therapy in atrophic facial scars: an objective assessment. J Cutan Aesthet Surg 2009; 2(1): 26–30 Fabbrocini G, Fardella N, Monfrecola A, Proietti I, et al. Acne scarring treatment using skin needling. Clin Exp Dermatol 2009; 34(8): 874–9 Fabbrocini G, De Vita V, Monfrecola A, De Padova MP, et al. Percutaneous collagen induction: an effective and safe treatment for post-acne scarring in different skin phototypes. J Dermatolog Treat 2014; 25(2): 147–52 Falabella AF, Falanga V. Wound healing. In: Freinkel RK, Woodley DT, ed. The Biology of the Skin. New York: Parethenon, 2001. p 281–99 Liebl H. 2006. Abstract reflections about collagen-induction-therapy (CIT). A hypothesis for the mechanism of action of collagen induction therapy (CIT) using micro-needles (online). Abstract available at: http://www.genuinedermaroller.com.au/science/how-it-works (accessed August 28, 2014). Fabbrocini G, De Padova MP, De Vita V, Fardella N, Pastore F, Tosti A. Periorbital wrinkles treatment using collagen induction therapy. Surgical & Cosmetic Dermatology 2009; 1(3): 106–111 Jaffe L. Control of development by steady ionic currents. Fed Proc 1981; 40(2): 125–7 Aust MC, Fernandes D, Kolokythas P, et al. Percutaneous collagen induction therapy: an alternative treatment for scars, wrinkles, and skin laxity. Plast Reconstr Surg 2008; 121(4): 1421–9 Aust MC, Knobloch K, Reimers K, et al. Percutaneous collagen induction therapy: an alternative treatment for burn scars. Burns 2010; 36(6): 836–43 Doddaballapur S. Microneedling with dermaroller. J Cutan Aesthet Surg 2009; 2(2): 110–1 Fife D. Practical evaluation and management of atrophic acne scars: tips for the general dermatologist. J Clin Aesthet Dermatol 2011; 4(8): 50–7 Prausnitz MR. Microneedles for transdermal drug delivery. Adv Drug Deliv Rev 2004; 56(5): 581–7 Teo AL, Shearwood C, Ng KC, et al. Transdermal microneedles for drug delivery applications. Mater Sci Eng B 2006; 132: 151–4 Koo JY, Smith LL. Psychologic aspects of acne. Pediatr Dermatol 1991; 8(3): 185–8 Kim HJ, Kim TG, Kwon YS, et al. Comparison of a 1,550 nm erbium: glass fractional laser and a chemical reconstruction of skin scars (CROSS) method in the treatment of acne scars: a simultaneous split-face trial. Lasers Surg Med 2009; 41: 545–54 Goodman GJ, Baron JA. Postacne scarring: a qualitative global scarring grading system. Dermatol Surg 2006; 32: 1458–66 Jacob CI, Dover JS, Kaminer MS. Acne scarring: a classification system and review of treatment options. J Am Acad Dermatol 2001; 45(1): 109–17 Kadunc BV, Trindade de Almeida AR. Surgical treatment of facial acne scars based on morphologic classification; a Brazilian experience. Dermatol Surg 2003; 29(12): 1200–9 Leheta T, El Tawdy A, Abdel Hay R, Farid S. Percutaneous collagen induction versus full-concentration trichloroacetic acid in the treatment of atrophic acne scars. Dermatol Surg 2011; 37(2): 207–16 Pahwa M, Pahwa P, Zaheer A."Tram track tffect" after treatment of ccne ccars using a microneedling device. Dermatol Surg 2012; 38(7 Pt 1): 1107–8 Leheta TM, Abdel Hay RM, El Garem YF. Deep peeling using phenol versus percutaneous collagen induction combined with trichloroacetic acid 20% in atrophic post-acne scars; a randomized controlled trial. J Dermatolog Treat 2014; 25(2): 130–6 Sharad J. Combination of microneedling and glycolic acid peels for the treatment of acne scars in dark skin. J Cosmet Dermatol 2011; 10(4): 317–23 Garg S, Baveja S. Combination therapy in the management of atrophic acne scars. J Cutan Aesthet Surg 2014; 7(1): 18–23 Costa IM, Costa MC. Microneedling for varicella scars in a dark-skinned teenager. Dermatol Surg 2014; 40(3): 333–4 Kim SK, Park JM, Jang YH, Son YH. Management of hypertrophic scars after burn wound using microneedling procedure (dermastamp). Burns 2009; 35: S37 Fernandes D, Signorini M. Combating photoaging with percutaneous collagen induction. Clin Dermatol 2008; 26(2): 192–9 Wermeling DP, Banks SL, Hudson DA, Gill HS, Gupta J, Prausnitz MR, Stinchcomb AL Microneedles permit transdermal delivery of a skin-impermeant medication to humans. Proc Natl Acad Sci USA 2008; 105(6): 2058–63 Guy RH, Kalia YN, Delgado-Charro MB, Merino V, Lopez A, Marro D. Iontophoresis: electrorepulsion and electroosmosis. J Control Release 2000;64(1-3): 129–32 Kalia YN, Naik A, Garrison J, Guy RH. Iontophoretic drug delivery. Adv Drug Deliv Rev 2004; 56(5): 619–58 Lee JW, Park JH, Prausnitz MR. Dissolving microneedles for transdermal drug delivery. Biomaterials 2008; 29(13): 2113–24 Mitragotri S, Blankschtein D, Langer R. Ultrasound-mediated transdermal protein delivery. Science 1995; 269(5225): 850–3 Paliwal S, Mitragotri S. Ultrasound-induced cavitation: applications in drug and gene delivery. Expert Opin Drug Deliv 2006; 3(6): 713–26 Prausnitz MR. Microneedles for transdermal drug delivery. Adv Drug Deliv Rev 2004; 56(5): 581–7 Prausnitz MR, Bose VG, Langer R, Weaver JC. Electroporation of mammalian skin: a mechanism to enhance transdermal drug delivery. Proc Natl Acad Sci USA. 1993; 90(22): 10504–8 Vemulapalli V, Yang Y, Friden PM, Banga AK. Synergistic effect of iontophoresis and soluble microneedles for transdermal delivery of methotrexate. J Pharm Pharmacol 2008; 60(1): 27–33 Banga AK. Transdermal and Intradermal Delivery of Therapeutic Agents: Application of Physical Technologies. Boca Raton: CRC; 2011. ISBN 9781439805091 Kuntsche J, Bunjes H, Fahr A, et al. Interaction of lipid nanoparticles with human epidermis and an organotypic cell culture model. Int J Pharm 2008; 354(1–2): 180–195 Lademann J, Weigmann H, Rickmeyer C, et al. Penetration of titanium dioxide microparticles in a sunscreen formulation into the horny layer and the follicular orifice. Skin Pharmcol Appl Skin Physiol 1999; 12(5): 247–56 Zhang LW, Yu WW, Colvin VL, Monteiro-Riviere NA. Biological interactions of quantum dot nanoparticles in skin and in human epidermal keratinocytes. Toxicol Appl Pharmacol 2008; 228(2): 200–11 Alvarez-Román R, Naik A, Kalia YN, et al. Skin penetration and distribution of polymeric nanoparticles. J Control Release 2004; 99(1): 5362 Lademann J, Richter H, Teichmann A, et al. Nanoparticles – an efficient carrier for drug delivery into the hair follicles. Eur J Pharm Biopharm 2007; 66(2): 159–64 Toll R, Jacobi U, Richter H, et al. Penetration profile of microspheres in follicular targeting of terminal hair follicles. J Invest Dermatol 2003; 123(1): 168–76 Yoo KH, Lee JW, Li K, et al. Photodynamic therapy with methyl 5-aminolevulinate acid might be ineffective in recalcitrant alopecia totalis regardless of using a microneedle roller to increase skin penetration. Dermatol Surg 2010; 36(5): 618–22 Gardeniers HJGE, Luttge R, Berenschot EJW, et al.Silicon micromachined hollow microneedle for transdermal liquid transport. J Microelectromech Syst 2003; 12(6): 855–62 Chabri F, Bouris K, Jones T, et al. Microfabricated silicon microneedle for nonviral cutaneous gene delivery. Br J Dermatol 2004; 150(5): 869–77 Kalluri H, Kolli CS, Banga AK. Characterization of microchannels created by metal microneedles: formation and closure. AAPS J 2011 September; 13(3): 473–81 Dhurat R, Sukesh MS, Ganesh A, Dandale A et al. A randomized evaluator blinded study of effect of microneedling in androgenetic alopecia: a pilot study. Int J Trichol 2013; 5(1): 6–11 Chandrashekhar B, Yepuri V, Mysore V. Alopecia areata: successful outcome with microneedling and triamcinolone acetonide. J Cutan Aesthet Surg 2014; 7(1): 63–4

Notice: Undefined variable: text_soc in /home/revived/massage-systems.com.ua/www/catalog/view/theme/magazin/template/information/blog.tpl on line 31

Подпишитесь
на нашу рассылку новостей

Доставляем оборудование во все областные центры и города: Винница, Луцк, Днепр, Житомир, Ужгород, Запорожье, Ивано-Франковск, Киев, Кировоград, Львов, Николаев, Одесса, Полтава, Ровно, Сумы, Тернополь, Харьков, Херсон, Хмельницкий, Черкассы, Чернигов, Черновцы, Кременчуг.